Охота на уток с подхода


Птицы взлетают близко и медленно

Птицы взлетают близко и медленно

Никто еще не рассылал анкет, чтобы выяснить, какие зверь или птица чаще всего становятся первой добычей охотника. Думается, что если бы такой вопрос был проведен, то наиболее частым ответом был бы: «утка». От северных побережий до южных границ России, от Прибалтики и до Камчатки, везде есть текучие или стоячие воды, есть и утки.
Именно с ними в первую очередь ассоциируются представления неохотников об охоте. Мальчишка, заполучивший в руки ружье, в первую очередь мечтает именно о них как о главном и наиболее доступном объекте своих вожделений. И для этого есть основания. Во-первых, представители утиного племени относительно многочисленны. Во-вторых, они часто попадаются на глаза и, следовательно, знакомы многим. В-третьих, точно известно, где их искать (у воды). В-четвертых, охота возможна самым примитивным способом, Можно подкарауливать, подкрадываться, подползать. Можно бабахнуть по сидячей птице и даже подождать, «пока сплывутся». И ничего-то для такой охоты, кроме ружья и патронов, не нужно: был бы неуемный охотничий азарт…
Сколько надежд и разочарований несет с собой этот первый этап приобщения к охоте! Какое количество величайших глупостей мы здесь совершаем, но и как радуют тут редкие удачи. Убогий чирок, добытый после десятка выстрелов, представляется чуть ли не райской птицей и пробуждает в нас поистине сатанинскую гордость. Сколько бы мы потом ни охотились, а первая взятая птица не забывается никогда.
Как ни проста охота на уток, особенно — с подхода, но и в ней есть моменты, о которых стоит поговорить.
…Утро. Поднимающееся солнце заливает лучами широкий луг, где прихотливо извивается речка и десятки озер и стариц блестят, отражая голубизну неба. Осока, прибрежные камыши, листья — все покрыто росой, сверкающей на солнце или серебристой там, где на землю падают по-утреннему длинные тени кустов и деревьев. При нашем подходе с ближайшего озерка вне выстрела поднялись и улетели несколько уток. «Не подпустили»,— думаем мы с огорчением и поворачиваем к следующему плесу. С ружьем наготове подходим к берегу и окидываем взглядом покрытую листьями кувшинок и рдестов поверхность: пусто…
Третье, четвертое, пятое озеро — и все то же: либо уток на них нет, либо птицы слетают слишком далеко. Так можно ходить весь день, не сделав ни единого выстрела, потому что этот прогулочный стиль охоты в данных условиях совершенно не годится.
При летне-осенней охоте на уток с подхода необходима «полазистость». Что из того, что при нашем приближении на недосягаемом для ружья расстоянии слетело несколько уток? Это вовсе не значит, что там их больше не осталось. Пусть плес, к которому мы подошли, виден как на ладони и совершенно пуст. В окружающих его зарослях почти всегда таится какое-то количество птиц. В обоих случаях нужно, не жалея себя, лезть а эти заросли, исходить их вдоль и поперек, чтобы выгнать укрывшуюся там дичь. Иной раз поднимаешь чирков, широконосок, шилохвостей и крякв там, где и не надеешься их встретить: на заросшей рогозом канаве, в участке затопленной травы и иных местах, которые именно по своей кажущейся ничтожности не привлекают внимания… Летняя утка, там где есть возможность спрятаться, сидит очень крепко и часто взлетает, пока на нее чуть ли не наступишь. Есть у нее манера: не поднимаясь на крыло, уплывать от приближающегося охотника, пока чистая вода или сухой берег не вынудит ее прекратить эти хитрости.
Вот мы подошли к длинной, мелкой старице, сплошь заросшей камышом и хвощами, обошли ее по берегу, но ничего не подняли. Подтянув сапоги, решаем все же пройти прямо водой всю эту заросль из конца в конец. Пятьдесят, сто, двести метров пройдено, впереди уже виден берег, и вот, когда до него остается всего 15—20 шагов, чуть ли не из-под ног начинают взлетать утки…
Если бы не волнение, свойственное большинству молодых охотников, стрельба здесь проста. Птицы взлетают близко и медленно, даже шустрые чирки на подъеме не так уж бойки. Чтобы спокойно их выцелить и свалить выстрелом, времени бывает предостаточно. Жаль, что спокойствие не всегда нам сопутствует. Когда после долгих поисков вдруг рядом захлопают крылья и рыжая кряква начнет столбом подниматься над тростниковой чащей, куда девается наша выдержка?! Судорожно вскидываем мы ружье, торопливо стреляем, и в результате прямо-таки  птица улетает невредимой или, что в тысячу раз хуже, падает раненая и пропадает для охотника.

Не будучи убита наповал, подбитая утка великая мастерица прятаться. Вот в каких-то двадцати шагах она шлепнулась в воду — и пропала, точно растворилась в поднятых ее падением брызгах. Это она нырнула и запала под водой, выставив на поверхность один только клюв. Хорошо, если, напуганная нашим приближением, она себя обнаружит, в противном случае мы ее чаще всего теряем. Не показываясь на поверхности, она тихо уплывает, чтобы где-то вылезти на берег и рано или поздно стать добычей хищника. В кустах, камыше и покрытых осокой кочках найти подранка еще труднее. Тем не менее нужно приложить максимум усилий, чтобы это сделать. Пусть в поисках уходит драгоценное время, пусть мы знаем, что кругом еще много дичи,— поиски нужно продолжать, пока есть хоть крупица надежды на их успешное завершение. Рассеивание подранков, равнодушное безразличие к их потере абсолютно не совместимы с охотничьей этикой.

Чтобы облегчить себе задачу, следует неукоснительно придерживаться некоторых правил. Прежде всего более чем неразумно, примчавшись на место падения птицы, сразу же начинать буравить сапогами водоросли или шарить в кочках. Нужно остановиться и какое-то время внимательно понаблюдать, не зарябит ли где-нибудь вода, не зашевелятся ли стебли трав, потревоженные тихо удирающей уткой. Только когда это не удается, можно начинать систематические поиски, метр за метром обыскивая интересующий нас участок.
Чтобы уменьшить количество подранков, не нужно злоупотреблять крупными номерами дроби (лучше всего применять №№ 5—7) и стрельбой на дальних дистанциях. Кроме того, замеченного под-стрела следует сразу же дострелить, а не начинать ловить, так как эти попытки часто оканчиваются безуспешно.
Рассматриваемый нами способ охоты привлекает многих. Пожалуй, нигде не встретишь такой концентрации охотников, как в водно-болотных угодьях, изобилующих водоплавающей дичью. Иной раз, особенно в первые дни сезона, куда ни взглянешь, всюду маячат люди с ружьями. Одни упорно бродят по камышам и зарослям мелководий, другие на лодках бороздят русла и плесы, третьи таятся по берегам в надежде, что более активные товарищи на них кого-нибудь нагонят. Зачастую высокая прибрежная растительность скрывает охотников друг от друга, а некоторые самозабвенные индивидуумы, настроившись на высматривание уток, вообще не замечают ничего вокруг. Создается ситуация, которая чревата несчастными случаями. Выстрел по низко летящей птице здесь легко находит неожиданную жертву в лице другого охотника. Поэтому именно в этих условиях осторожность, внимательность и неукоснительное соблюдение правил безопасности крайне необходимы.
Категорически недопустима стрельба на уровне роста человека и в сторону, где мы видим или можем предполагать присутствие товарища по страсти. Вопиющее нарушение — забегать вперед по ходу идущего охотника и затаиваться на его пути, ожидая, что поднятые им утки налетят на нас. Кстати, сами охотничьи хозяйства совершают серьезное нарушение, выдавая на ограниченную площадь угодий слишком большое количество путевок и тем самым создавая там недопустимую концентрацию охотников.
Охота на уток с подхода бывает удачной до тех пор, пока перелинявшие старые и окрепшие молодые птицы не покинут зарослей водной растительности и не переселятся на чистые плесы, где подойти к ним на выстрел становится невозможно. Как только это произойдет, ходовая охота кончается и редко когда в очень ветреную погоду удается потом убить зазевавшуюся и близко взлетевшую утку. Исключение составляют места, где дичь держится по узким руслам рек и протоков, извивающихся между крутых берегов. Тут под прикрытием берега, осторожно пробираясь вдоль речки, можно успешно пострелять по самым различным видам уток, включая и нырков.

«Охота и охотничье хозяйство»

Я. Русанов  биолог — охотник

***

В конце лета с началом сентября проходит гон, это значит наступила свадебная пора у лосей и оленей. Рев самый заметный проходит у оленей-европейского, марала и изюбря, рев начинается вечером , и длится самого утра, он оповещает «невест» и своих соперников самцов, рев слышится очень громкий достигающий до одного километра. Такой же рев , но намного слабее, происходит и у пятнистых оленей и звуки его похожие на свист. Хрюканьем и стонами свою самку привлекает лось, если погода тихая и безветренная, то звуки слышатся в пределах 100 — 400 метров.  Вот тогда начинается для охотников  Охота на реву
Лучше всего производить охоту на «реву» в вечернее время, или под утро, когда начинает рассветать; в это время звери ревут намного активней, и обнаружить их легче всего.

comments powered by HyperComments